После выхода из тюрьмы бизнесмен дал журналистам интервью. А БРЦ обнаружил детали, о которых он не упомянул.

История бизнесмена Александра Муравьева вызывала вопросы еще в нулевых. Он построил в Беларуси стекольную империю и пытался поднять «Мотовело». Но бизнес рухнул, а бизнесмен отправился в колонию. Муравьев вышел на свободу в декабре 2022-го — в феврале 2024-го рассказал журналистам свою версию событий. Мы попытались разобраться, что осталось недосказанным: кто стоял за его взлетом и не смог или не хотел помочь при падении. Это расследование завело нас в кабинеты беларусских и российских чиновников, напомнило об устранении конкурентов Александра Лукашенко и его ранней молодости.

Александр Муравьев дал интервью Austria Presse Agentur. В его подготовке участвовали журналисты телеканала «Белсат» и БРЦ. Материал подготовлен при поддержке Международного консорциума журналистов-расследователей ICIJ и «Киберпартизан».

«Я сегодня отношусь к тому, что произошло в отношении меня, как к преступлению против правосудия. И все, что происходило, — это преступление», — говорит Александр Муравьев. В разговоре с журналистами он держится уверенно, иногда улыбается и смеется. Хотя пару раз срывается — бизнесмену, похоже, не нравятся вопросы о том, кто за ним стоял, и слова о том, что он потерпел крах. 

Чтобы записать с ним интервью, журналистам пришлось прилететь в Объединенные Арабские Эмираты. Именно здесь после освобождения из беларусской колонии в декабре 2022 года проживает бизнесмен. Его история успеха в Беларуси закончилась судом после неудачного вложения в завод «Мотовело». Началась же в двухтысячных с покупки стеклозавода «Елизово». Расцвет этого предприятия сделал из Александра Муравьева одного из самых влиятельных и медийных беларусских бизнесменов. БРЦ присмотрелся к фигурам, которые за ним стояли в то время и могли помочь построить империю.

Дело «Мотовело» 

Александра Муравьева и других фигурантов дела «Мотовело» задержали в июне 2015-го: тогда он пытался вылететь из Минска в Вену. Примерно через полтора года суд огласил приговор — 11 лет колонии с конфискацией имущества. Бизнесмена признали виновным в мошенничестве, хищении, уклонении от уплаты налогов.

«Я ему так и сказал: не сделаешь — сядешь в тюрьму <...> Я не был сторонником, чтобы его посадили. Но я ему напомнил: … если только у тебя обнаружат нарушение закона и мошенничество, я тебя защищать не буду. И он сел», — так Александр Лукашенко говорил о Муравьеве после приговора. 

Этими словами он оказал давление на суд, настаивает в разговоре с журналистами бизнесмен. Они прозвучали на четвертый день после оглашения приговора, когда решение еще не вступило в силу, а защита подала апелляцию.

Муравьев отсидел семь с половиной лет. Выйдя на свободу, в разговоре с журналистами он заявляет, что хочет вернуть свой бизнес и получить доступ к активам. К моменту освобождения беларусские предприятия Муравьева обанкротились, а компании в Австрии были ликвидированы. Именно оттуда как директор и совладелец группы компаний АТЕК он пришел в беларусский бизнес.

«Они не обанкротились, их ограбили. Это разные вещи», — настаивает бизнесмен.

Кому-то было выгодно раскрутить уголовное дело, найти некий заранее спланированный умысел и посадить человека на 10 лет, считает юрист Народного антикризисного управления Михаил Кирилюк. По его словам, наказание, назначенное Муравьеву, несоразмерно нарушению. То, что в приговоре описывается как преступные действия, на Западе не считается преступлением, а подобные ситуации рассматриваются в рамках гражданско-правовых споров.

«Если следовать описанию в приговоре, то нет уверенности, что в принципе преступление имело место быть <...> Я купил предприятие или не купил? <...> Я имею право распоряжаться или нет? То есть, если я посчитал нужным, что для максимизации прибыли мне надо заасфальтировать площадку и вернуть долги исполкому и в том числе вернуть долги моему же предприятию, то в чем проблема?»

Становление «стекольного короля»

В начале нулевых стекольный бизнес был на подъеме. С 1990-х предприятия пищевой промышленности на постсоветском пространстве страдали от дефицита стеклотары. Спрос продолжал превышать предложение и к началу нулевых. В России, например, вместо необходимых 8 млрд пивных бутылок изготавливали всего около 3 млрд. Рынок стеклянной тары Беларуси, России и Украины был единым, вспоминает Александр Муравьев: «Никаких препятствий движению товара не существовало».

При этом бизнесмен говорит, что не знал о росте отрасли в тот период: 

«Когда ATEC покупал акции, я как управляющий покупал, я вообще не видел никакой конъюнктуры, потому что я на тот момент не продал ни одной трехлитровой банки. <...> Та продукция, которую производил стеклозавод “Елизово”, вообще не была нужна на рынке. <...> Предстояла огромная сложная работа по созданию новых мощностей, по внедрению этих мощностей в рынок», — утверждает Муравьев. А стеклозавод «Елизово», по его словам, не производил востребованной, дефицитной стеклотары. 

До 2001 года в Беларуси работало семь стеклотарных заводов, вспоминает Муравьев. К 2002-му три из них — в поселках Глуша, Гута и Залесье — прекратили производство. У четырех оставшихся предприятий — Гомельского и Гродненского стекольных заводов, «Белевротары» и стеклозавода «Елизово» (базировался на стеклозаводе «Октябрь») — были примерно равные мощности. При этом, отмечает бизнесмен, по технологическому оснащению «Белевротара», например, опережала «Елизово».

В 2001 году Александр Муравьев стал владельцем и директором австрийской компании ATEC Handelsgesellschaft mbH. [*] [*] [*] [*]

В 2004-м возглавил ATEC Holding GmbH. [*] [*]

В тот период группа ATEC вошла на беларусский рынок стекла: в 2002-м выкупила контрольный пакет акций градообразующего стеклозавода в Елизово у предыдущего иностранного инвестора — канадской компании Consumers Packaging Inc (CPI), в середине нулевых приобрела «Белевротару», в 2008-м запустила производство стеклотары на Гомельском заводе. 

То есть группе ATEC принадлежали три из четырех беларусских производителей стеклотары. Но о монопольном положении на рынке и речи быть не могло, настаивает Муравьев. По его словам, рынок был общим у нескольких стран и конкурентов было достаточно.

Тем не менее бизнесмен, который ранее не имел отношения к стекольной промышленности, заполучил несколько предприятий на растущем и потенциально очень прибыльном рынке. Помочь ему в этом могли влиятельные партнеры. Некоторые из них были вхожи в самые высокие кабинеты.

Свой человек в Управделами 

Например, брат бизнесмена Сергей. Он стал совладельцем АТЕС Handelsgesellschaft в 2001 году с долей 10%. [*] [*]

Участие в бизнесе брата Сергей Муравьев как минимум в 2003 – начале 2004 года совмещал с работой в компании «Белая Русь», принадлежащей Управлению делами президента. [*] [*] [*]

Управделами подминало под себя даже не отдельные компании, а целые сферы экономики. 

«Да, два или три года Сергей работал в “Белой Руси”. <...> У меня не было с этой компанией никаких — ни торговых, ни инвестиционных взаимоотношений. А то, что мой брат в ней работал, — он хороший опыт получил как менеджер, как специалист <...> Ну, захотел работать в “Белой Руси” и работал в “Белой Руси”, менеджером каким-то, какие-то торговые проекты реализовывал. Он же самостоятельный человек, мой брат», — говорит Муравьев, отвечая на вопрос журналистов о возможной семейной протекции.

Предприятия, принадлежавшие группе ATEC, в те годы быстро развивались. Например, до перехода к ATEC стеклозавод «Елизово» производил четыре вида стеклянных банок и бутылок, после — ассортимент завода расширился до более чем 30 наименований. Компания вложила в реконструкцию завода и модернизацию производства около $41 млн. Из аутсайдеров предприятие стало одним из лидеров беларусской стекольной промышленности. С 2002 по 2006 годы завод увеличил выпуск продукции в 6,5 раза.

Еще один стекольный актив ATEC — производство стеклотары на Гомельском стеклотарном заводе — тоже пример успеха. Группа ATEC начала его проектирование в конце 2006-го. Через два года производство ввели в эксплуатацию. В 2011 году объем выпуска продукции вырос примерно на 30% в годовом выражении, прибыль достигла 15 млрд рублей, а рентабельность — почти 18%. Денег хватало и на производство, и на выплаты поставщикам. Средняя зарплата на заводе в 2011 году увеличилась с 1,7 млн рублей до 3,3 млн рублей. 

Успехи стеклозавода «Елизово» отметил даже Александр Лукашенко. В 2006 году он сказал, что группа ATEC «полностью выполнила все инвестиционные и социальные обязательства», и назвал стеклозавод «Елизово» примером того, как должны работать государственный и частный капиталы. Дополнительным знаком признания для Муравьева стала медаль за трудовые заслуги. Лукашенко приставил бизнесмена к награде в 2006 году. 

«Я был нормальным, я был обычным, я был таким, каким я должен быть. <...> Я просто делал ту работу, которую обязан бизнесмен делать. Ничего особенного», — уверяет спустя почти двадцать лет Александр Муравьев.

Покупка «Мотовело»

«Он возродил поселок — там жить приятно. Какой он австрияк? Наш человек. Если еще мотовелозавод этот человек вытащит, чего тогда стоим мы?» — говорил Лукашенко о Муравьеве в 2007 году. Он имел в виду завод «Мотовело», который группа ATEC купит в 2007 году, обязавшись вложить в него $20 млн, чтобы вытащить из затянувшегося кризиса.

Холдинг «обычного бизнесмена» Муравьева ATEC купил «Мотовело», обойдя итальянского производителя мотоциклов Cagiva и компанию «Амкодор» бизнесмена Александра Шакутина. Первый был на тот момент известен во всем мире как участник и победитель этапов самых престижных шоссейно-кольцевых мотогонок MotoGP, второй позже стал известен как «кошелек» Лукашенко и попал за это под санкции ЕС. Почему сделку не заключили с Шакутиным — неизвестно, а продажу концерну Cagiva за пару лет до этого заблокировали власти. Якобы итальянцы сократили бы количество работников завода на две трети, продукция стала бы слишком дорогой для потребителя, а итальянский владелец в итоге отказался бы от производства велосипедов. По словам Муравьева, было еще двое претендентов на покупку завода.

По каким-то причинам австрийские инвесторы из непрофильного сектора (ATEC тогда занималась производством стеклотары) привлекли официальный Минск больше опытного итальянского производителя и гораздо более близкого по профилю «Амкодора». «Мотовело» без тендера продали австрийской компании во главе с Александром Муравьевым почти за $7,3 млн (15,6 млрд рублей). 

Австрийский инвестор обязался не только погасить долги предприятия, превышавшие, по нашим подсчетам, 35 млрд рублей, но и вложить в него еще $20 млн. Кроме того, в 2012-м ATEC обязалась вывести производство на 500 тыс. велосипедов и 30 тыс. мотоциклов. 

Александр Лукашенко
Источник: БРЦ / Александр Лукашенко

Это было амбициозной целью: в 2005 году «Мотовело» практически обанкротился. Рабочие, которым не выплатили зарплату, объявили забастовку и перекрыли Партизанский проспект в столице. Еще через год износ оборудования достиг 95%. В 2006-2007 годах Мингорисполком по указу Лукашенко пытался спасти завод и выделил предприятию субсидию в 17,3 млрд рублей (это сумма до деноминации 2016 года, больше $8 млн). Но было условие: в 2006 году завод должен был нарастить производство минимум на 157,8%, а в 2007-2012 годах «Мотовело» каждый год должен был увеличивать выпуск продукции на 110% по отношению к предыдущему году. Также среди мер поддержки был предусмотрен займ из госбюджета в размере 18,3 млрд рублей и кредит на 3 млрд рублей от «Белпромстройбанка». 

Начиная с 2008 года — через год после покупки АТЕC — предприятие несколько раз останавливалось. На плановые показатели выйти не удалось даже в 2013 году. Тогда Лукашенко приехал на завод, где ему подтвердили, что инвестор вложил оговоренную сумму. Однако на развитие производства была направлена лишь небольшая ее часть. Муравьев пообещал реализовать все планы в ближайшие годы и попросил рассрочку по кредитам. Лукашенко согласился «в последний раз подставить плечо», но пообещал следить за динамикой предприятий Муравьева. 

Тогда же, в сентябре 2013-го, сообщалось, что проблемы были и у других предприятий группы ATEC — стеклозавода «Елизово» и Гомельского стеклотарного завода. Предприятия испытывали финансовые сложности, в том числе не могли рассчитаться по кредитам. Через месяц власти выставили свою долю в «Елизово» на аукцион. Справедливости ради отметим, что акции стекольного завода были не единственным активом, от которого правительство тогда решило избавиться. Вместе с ними на торги выставили акции еще нескольких десятков предприятий. 

Источник: БРЦ

Следы на стекле

Удача, похоже, перестала сопутствовать Александру Муравьеву. Возможно, разладились отношения с партнерами. В разговоре с БРЦ бизнесмен настаивает, что не зависел от них.

«Судья пыталась объяснить, что у каждого есть кто-то над ним, а у того, кто над ним, есть еще кто-нибудь над ним. Так вот, надо мной не было. Я — управляющий, такой, каким должен быть управляющий группы предприятия ATEC, который способен как минимум оценивать ситуацию, строить планы и стремиться их реализовать», — утверждает бизнесмен.

Тем не менее БРЦ удалось найти людей, которые могли стоять за Муравьевым.

Инвестиции в стекольные предприятия Беларуси шли через австрийскую компанию ATEC Holding. У нее в разное время было несколько акционеров: австрийская ATEC Handelsgesellschaft mbH, британская J&W Sanderson Limited, а также кипрские Permanent Trading Limited, Remolino Trading Limited и Gaflotrade Limited. Последним единоличным владельцем ATEC Holding в 2015 году стала Madison Park, S.A., которая пришла вместо Permanent Trading. [*] [*] [*] [*]

ATEC Handelsgesellschaft mbH в 2001 году создал гражданин Австрии Зигфрид Кемедингер (Dr. Siegfried Kemedinger), который и сейчас оказывает различные услуги юрлицам. [*] [*]

Меньше чем через месяц после открытия Кемедингер передает компанию Александру Муравьеву. Тот становится единоличным владельцем, но позже делится долями. [*] [*]

Одним из первых ее акционеров с долей 3% — в тот же день, что и брат Александра Муравьева Сергей, — становится гражданин Беларуси Евгений Чанов. Тогда же он входит в число директоров компании. [*] [*] [*] [*]

Его имя уже звучало в расследованиях о подпольной империи Виктора Шеймана — человека, которого называют ближайшим соратником Александра Лукашенко и обвиняют в убийствах его политических оппонентов в 90-х. 

Евгений Чанов родился в России, но служил в 5-й бригаде спецназа, которая базируется в Марьиной Горке в Минской области. С конца 2019-го и часть 2020-го Чанов возглавлял «ГардСервис» — первую и пока единственную в Беларуси частную охранную компанию с правом носить оружие. [*] [*]

О связи «ГардСервиса» с Шейманом мы рассказывали в одном из наших предыдущих расследований. Чанов отвечал за безопасность в «Белгеопоиске» — компании с долей государства. Позже фирма перешла к людям Шеймана и разведывала для них золотые месторождения в Африке. 

Александр Муравьев категорически отрицает связи с Виктором Шейманом. 

«Я впервые слышу о том, что он [Евгений Чанов] человек Шеймана. Тогда [в период сотрудничества с Александром Муравьевым] точно он никаких контактов с Шейманом не имел. По крайней мере, я об этом ничего не знал», — заявил бизнесмен.

По его словам, Чанов занимался у него безопасностью и следил, чтобы сотрудники завода не пили и не воровали. Доля в бизнесе у Чанова была, но символическая. 

«Чанов был одним из директоров. <...> У Чанова были достаточно узкие функции и практически вне именно бизнеса. <...> Он отвечал за постановку службы безопасности, на стеклозаводе “Елизово” в том числе. Это его профильная деятельность. Нанимал людей, контролировал, ставил их, чтобы они, в общем-то, следили, чтобы не воровали и, в том числе, кстати, чтобы пьяные на работу не ходили, — это его тоже была работа», — рассказывает Муравьев. 

Чанов значился среди директоров ATEC Handelsgesellschaft до 2003-го, а среди совладельцев — до мая 2004-го. [*] [*] [*] [*]

Как минимум в 2004 году он был директором одного из беларусских предприятий ATEC — «Виклиф»/«Елипак». [*] [*]

Это два названия, которые в разное время носило предприятие, производящее упаковку. Кроме того, работая у Муравьева, Чанов возглавил Фонд ветеранов спецподразделений «АСА». [*] [*]

Офисы фонда и представительства ATEC Handelsgesellschaft располагались на одном этаже в здании на улице Некрасова в Минске. [*] [*]

На работу к Виктору Шейману Чанов перешел через много лет после завершения сотрудничества с Александром Муравьевым. И не он один. Мы изучили биографии людей, которые работали с Муравьевым, и насчитали таких примеров около десяти. Несколько высокопоставленных сотрудников его предприятий впоследствии стали известны как «люди Виктора Шеймана» и перешли на работу в структуры, связанные с правой рукой Александра Лукашенко. 

От Муравьева к Шейману

Бывший генеральный директор «Мотовело» Сергей Оношко работал с Муравьевым в разных компаниях с 1999 года. [*]

Позже стал сотрудником «Авангард Грузотранс». [*]

Контактом «Авангард Грузотранс» в госреестре указан имейл «Глобалкастом» — фирмы, которую основали гражданская жена Виктора Шеймана Анна Пушкарева вместе с родственницей его предыдущей жены. [*]

Владелец «Авангард Грузотранса» и брат жены Сергея Оношко Татьяны — Юрий Гришук — работал и в «Глобалкастом». [*] [*] [*] [*] [*] [*] А перед этим — у Александра Муравьева директором «Виклиф»/«Елипак». [*]

Татьяна Оношко тоже работала в компании «Виклиф». [*] С 2019 по 2020 годы она возглавляла «Глобалкастом», связанный с Шейманом, а сейчас она — директор ЗАО «ГБК-Шелковый путь», номер телефона которой совпадает с номером «Глобалкастома». [*] [*] [*] [*] [*]

C ней связан и Юрий Жовнер, который в 2004-2005 годах занимал должность в представительстве АТЕС Handelsgesellschaft в Беларуси. [*]

Благодаря «Киберпатизанам» мы знаем, что в 2010-2013 годах, уже после увольнения из «Мотовело», Сергей Оношко вместе с Виктором Шейманом как минимум четыре раза летал в Африку, Арабские Эмираты и Латинскую Америку. [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*]

Из одной из поездок Оношко возвращался чартерным рейсом с «кошельком» Александра Лукашенко бизнесменом Александром Шакутиным[*]

Время той командировки совпадает с датами визита Лукашенко в Латинскую Америку. [*]

Заместителем Сергея Оношко на должности гендиректора «Мотовело» при Муравьеве работал Евгений Жовнер. [*]

В 2020 году он упоминается как совладелец «Глобалкастом» и специалист «Авангард Инвест». [*] [*]

Он также возглавлял компанию Zim GoldFields Limited, которая через оффшор на Сейшельских островах, по данным на 2018 год, на 70% принадлежала сыну Шеймана Сергею и добывала золото в Африке. Благодаря «Киберпартизанам» мы узнали, что у Евгения Жовнера и Сергея Шеймана давняя история отношений. Еще в 2009-2012 годах они неоднократно ездили вместе за границу на машине. Несколько раз к ним присоединялся и Сергей Оношко. 

История полетов с Сергеем Шейманом есть и у самого Александра Муравьева. 21 февраля 2012-го он летал с ним одним рейсом в Абу-Даби. [*] [*]

Они снова летели одним рейсом 1 марта 2012-го — возвращались из Эмиратов в Беларусь. На этом же самолете летел и премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович. [*] [*] [*]

Обе ситуации бизнесмен называет совпадением: «Мясниковича-то я несколько раз видел в самолете. А кто такой Сергей Шейман, я до сих пор не знаю. … Я лечу на том рейсе, который я посчитал нужным для себя. Я с ними на одном рейсе не летал. Мне вообще по барабану, кто летает в этих рейсах».

25 октября 2011 года Александр Муравьев возвращался в Минск из Вены одним рейсом со своим партнером по бизнесу Александром Тудвасевым. [*] [*]

Тем же рейсом в Минск летели жена среднего сына Александра Лукашенко Дмитрия, Анна, и близкий к другому сыну Лукашенко, Виктору, бизнесмен Александр Зайцев[*] [*]

В 2011-2013 годах в филиале «Мотовело» работал Александр Николайченко. [*]

После уголовного дела «Мотовело», в 2017 году, он возглавил компанию «Полесский янтарь», которая принадлежит «Глобалкастом-Менеджмент». [*] [*] [*]

Муравьев отрицает, что эти люди были его связью с властью: «Если бы эти “сувязі” каким-то образом представляли мой интерес или какую-то связь, вероятно, я как-то получше бы получил условия содержания в тюрьме и в колонии. Но эти “сувязі” никак не проявились».

На этапе следствия Сергей Оношко был одним из подозреваемых, но после стал свидетелем. По словам Муравьева, Оношко во время судебного процесса «напозировал», а его протоколы допроса — «самые веселые как до суда, так и в суде». 

Из приговора БРЦ узнал, что Оношко, например, неоднократно спрашивал у Муравьева как у «основного акционера», почему не проводится реконструкция ОАО «Мотовело». «К осени 2008 года стало понятно, что “Мотовело” было предприятием убыточным. Завод нуждался в модернизации и реконструкции... За первый год его [Сергея Оношко] пребывания в должности никакой глобальной масштабной модернизации и реконструкции сделано не было», — приводятся в документах суда показания Сергея Оношко. [*]

«Я ему прямо в зале суда <...> [говорю]: “Оношко, ты чего не купил станки? Вот ты директор, ты почему их не купил?” Он говорит: “Так были же обязательства в такую-то дату вернуть полученные деньги”. “И почему ты, когда деньги получил, гаденыш, ты станки-то не купил?” Он говорит: “Да потому что, когда я получил кредит от ATEC Holding, я выплатил зарплату, я погасил долги по налогам”», — вспоминает Муравьев.

Ключ от всех дверей

Одним из акционеров ATEC Holding (входило в группу ATEC) была британская J&W Sanderson. БРЦ выяснил, что эта компания связана с бизнесменом Алексеем Вагановым. Некоторые СМИ писали, что именно от него к Муравьеву перешло звание «стекольного короля» Беларуси. По данным СМИ, именно Ваганов привлек в «Елизово» лидера по производству стеклотары в Канаде — компанию CPI. Это было за шесть лет до того, как на завод пришла группа ATEC, — в 1996 году. 

Алексей Ваганов, Александр Муравьев
Источник: БРЦ / Алексей Ваганов, Александр Муравьев
Владельцы стеклозавода «Елизово» до прихода ATEC
Источник: БРЦ / Владельцы стеклозавода «Елизово» до прихода ATEC
Компании и структуры, связанные с Вагановым
Источник: БРЦ / Компании и структуры, связанные с Вагановым
Бенефициары трех компаний-совладельцев ATEC Holding и АТЕС Handelsgesellschaft
Источник: БРЦ / Бенефициары трех компаний-совладельцев ATEC Holding и АТЕС Handelsgesellschaft

Приход канадского производителя в «Елизово» тогда профинансировал Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). CPI получила контрольный пакет стеклозавода и обязалась построить современную линию по производству пивных бутылок и другой стеклотары на базе стеклозавода «Октябрь». Но канадская компания купила долю завода не напрямую у государства, а через посредника — связанную с Вагановым компанию «Лада ОМС-Холдинг». [*] [*]

Она выкупила контрольный пакет акций стеклозавода «Октябрь» у государства и внесла основные фонды завода в уставной капитал нового предприятия. Ваганов указан как директор «Лада ОМС-Холдинг» с декабря 1996-го по февраль 2001 года. Возможно, таким образом стороны обошли ограничения ЕБРР на прямое инвестирование в беларусские госпредприятия. 

В конце 1997 года партнеры зарегистрировали стеклозавод «Елизово» как совместное предприятие. По данным международной аудит-консалтинговой корпорации KPMG, которая сопровождала сделку, канадцам в нем принадлежало 65%, «Ладе ОМС-Холдинг» — 10% и стеклозаводу «Октябрь», контрольный пакет которого был у «Лады ОМС-Холдинг», еще 25%. Таким образом, формально партнером канадского инвестора стало не государство напрямую, а компании, связанные с Вагановым.

Партнерство не увенчалось успехом. В 1998 году канадский инвестор объявил, что сворачивает проект в Беларуси из-за экономических и политических потрясений. Среди других причин провала проекта KPMG называла споры между акционерами. В частности, беларусские власти потребовали, чтобы совместное предприятие сдало в аренду цеха за номинальную плату одному из своих акционеров — «Стеклозаводу Октябрь», — тому самому юрлицу, которое контролировала компания, связанная с Вагановым.

В этот момент, воспользовавшись проблемами предприятия, менеджеры «Елизово» предложили выкупить все права CPI в стеклозаводе по очень низкой цене, говорит представитель KPMG. Положение канадцев осложнялась тем, что акционеры — то есть компании, связанные с Вагановым, — имели право преимущественного выкупа акций и могли заблокировать любую сделку. Но продажу завода группе ATEC они по каким-то причинам одобрили. Сделку закрыли в мае 2002-го. 

Через два месяца после этого — в июле — совладельцем австрийской компании стала британская Baxworth Trading Limited. [*] [*]

Это компания, которую Алексей Ваганов возглавил почти сразу после ее основания в 2000-м. С этого момента и как минимум до осени 2018 года он появляется в документах компании то как конечный бенефициар, то как директор. В 2001-2014 годах единственный владелец Baxworth Trading — Stateco (Nominees) Limited (офшор, засветившийся в Panama Papers). 

Baxworth Trading держала контрольный пакет СООО «Лада ОМС-Инжениринг». Ей принадлежали 58% акций с момента основания компании — 15 июня 2009-го, с этого же дня 2% были и у Ваганова. [*] [*]

С 23 июня 2009-го по 11 января 2021-го Ваганов числился руководителем СООО «Лада ОМС-Инжениринг». [*]

Кроме того, Baxworth Trading почти все время была владельцем J&W Sanderson, которая с 3 ноября 2004-го по 27 июля 2007-го была в числе акционеров ATEC Holding и c 5 мая 2004-го по 27 июля 2007-го ATEC Handelsgesellschaft. [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*] [*]

Нам также известно, что как минимум по данным на конец 2002 года Ваганов был владельцем J&W Sanderson: через нее и «Лада ОМС-Инжениринг» ему принадлежала другая беларусская компания — «ЮНИСОН». С 1 мая 2015-го по 25 февраля 2020-го Ваганов был директором J&W Sanderson.

Александр Муравьев в свою очередь не соглашается с тем, что Ваганов играл заметную роль в судьбе его бизнеса: «Я помню, что он принял участие, года два это длилось, в работе ATEC Holding, по-моему, и это был очень небольшой процент. Этот процент не позволял на собрании ни инициировать проведение собрания, ни вносить вопросы в повестку. И поэтому, в общем-то, в какой-то момент он захотел продать свое участие», — рассказал бизнесмен, отметив свои хорошие отношения с Вагановым. По его словам, тот поздравил его с освобождением. Но на самом деле Ваганов оставался совладельцем ATEC не два года, а как минимум пять. Сначала через Baxworth Trading. А потом через ее британскую дочку — J&W Sanderson.

Владельцы стеклозавода «Елизово» до прихода ATEC
Источник: БРЦ / Владельцы стеклозавода «Елизово» до прихода ATEC
Компании и структуры, связанные с Вагановым
Источник: БРЦ / Компании и структуры, связанные с Вагановым
Бенефициары трех компаний-совладельцев ATEC Holding и АТЕС Handelsgesellschaft
Источник: БРЦ / Бенефициары трех компаний-совладельцев ATEC Holding и АТЕС Handelsgesellschaft
Владельцы стеклозавода «Елизово» до прихода ATEC
Источник: БРЦ / Владельцы стеклозавода «Елизово» до прихода ATEC
Компании и структуры, связанные с Вагановым
Источник: БРЦ / Компании и структуры, связанные с Вагановым
Бенефициары трех компаний-совладельцев ATEC Holding и АТЕС Handelsgesellschaft
Источник: БРЦ / Бенефициары трех компаний-совладельцев ATEC Holding и АТЕС Handelsgesellschaft

Алексей Ваганов участвовал в скандальной программе ООН «Нефть в обмен на продовольствие» для Ирака. 

Об этом рассказывал и сам Ваганов, уточняя, что его работу в Ираке курировал беларусский МИД, и иракская пресса. Местная газета al-Mada называла связанную с ним компанию «Лада» в числе партнеров Саддама Хусейна, которые получали от Багдада дешевую нефть. Кроме того, в список попала и Либерально-демократическая партия Беларуси. Ваганов был ее членом.

ООН запустила программу «Нефть в обмен на продовольствие» в 1995 году. Из-за международных санкций жизнь населения Ирака серьезно ухудшилась. Поэтому режиму Саддама Хусейна позволили экспортировать нефть при условии, что на полученные деньги будет закупаться продовольствие. Однако в начале 2000-х вокруг программы разгорелся скандал: оказалось, что продовольствие не доходит до иракцев, а продажа нефти насыщает только клан Хусейна. 

В последнем докладе в октябре 2005 года комитет ООН обвинил в выплате откатов для получения контрактов почти половину из 4500 участников программы. Суть схемы была в том, что Ирак продавал нефть ниже рыночной стоимости, его партнеры перепродавали ее, а часть сверхприбыли возвращали представителям Хусейна наличными. По подсчетам организации, таким образом режиму Хусейна удалось присвоить $1,8 млрд. Среди государств, попавших под обвинения ООН, была и Беларусь, которая поддерживала тесные контакты с режимом Хусейна.

В период, когда группа ATEC начинала инвестировать в «Елизово», Ваганов входил в Палату представителей, где возглавлял Комиссию по денежно-кредитной политике и банковской деятельности. В прессе его называли экономическим советником Владимира Коноплева — сначала зампредседателя, а позже и председателя палаты. С 1994-го по 1996-й Коноплев был главным помощником президента Беларуси. Кроме того, он считался ближайшим другом Александра Лукашенко со студенческих времен, когда они учились в могилевском пединституте. Вероятно, именно связи позволили Ваганову совмещать депутатство и бизнес. Закон это прямо запрещал.

В законе «О статусе депутата Палаты представителей, члена Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь» говорится, что депутат Палаты представителей не вправе: заниматься другой оплачиваемой деятельностью (кроме творческой, преподавательской и научной).

Как минимум в 2001, 2003 и 2004 годах Алексей Ваганов в составе официальных делегаций представлял Беларусь за границей: 

  1. 2001 — в Страсбурге на апрельской сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы (возглавлял делегацию замглавы Палаты представителей Владимир Коноплев);
  2. 2003 — на Восьмой международной Берлинской встрече (участвовал вместе с послом Беларуси в ФРГ Владимиром Скворцовым);
  3. 2004 — рабочий визит беларусской делегации в Иран для проработки совместного с иранской компанией Iran Khodro проекта создания в СЭЗ «Минск» сборочного производства легковых автомобилей. Ваганов возглавил делегацию. 

«Ваганов стал депутатом не потому, что его любил избиратель, а потому что был Коноплев. Более того, Ваганов не провел время зря в Палате представителей. <...> [Он] получал доступ не только к формулировкам проектов законов, он мог лоббировать свои интересы.<...> Он всегда был в двадцатке, в пятидесятке самых влиятельных бизнесменов.<...> Депутаты имели ограниченные возможности уже коммуницировать с правительством. Но когда ты экономический советник человека, который входит в тройку в политической иерархии страны, то, конечно, тебя примет любой министр, он будет с тобой разговаривать», — рассказал БРЦ директор центра «Европейский диалог» Анатолий Лебедько.

В 2007 году Коноплев ушел в отставку. Но Ваганов сохранил влияние и связи с властями и после его ухода. В октябре 2014 года он, например, отправился во Францию в один день с вице-премьером Петром Прокоповичем, замминистра промышленности Павлом Утюпиным и главой МВД Игорем Шуневичем. [*] [*] [*]

Партнеры из России

Своими основными реальными партнерами Александр Муравьев называет группу российских инвесторов. Говоря о совладельцах ATEC, мы упомянули несколько компаний, но рассказали подробнее только о двух — Baxworth Trading и J&W Sanderson. Но были и другие — это Permanent Trading, Remolino Trading и Gaflotrade.

Из судебных документов по делу «Мотовело» мы знаем, что бенефициаром Permanent Trading считается сам Муравьев, бенефициаром Remolino Trading называют россиянина Евгения Лемяскина, а бенефициаром Gaflotrade — еще одного россиянина Юрия Муравьева (он не родственник Александра Муравьева). [*]

Юрию Муравьеву, как минимум по данным на 2019 год, принадлежало 93% в стеклозаводе «Ворга» в Смоленской области, который входил в холдинг ATEC. [*] [*]

Также он был совладельцем и до сих пор числится директором завода по производству минеральной воды в России. [*] [*]

На момент прихода австрийцев на стеклозавод «Елизово» Юрий Муравьев был российским чиновником: он отвечал за дорожный фонд в Нижегородской области. [*] [*]

Сам Александр Муравьев отзывается о нем комплиментарно: «Юра, как бизнесмен, он сильный, он самостоятельно действовал, и по его этическим на тот момент качествам и деловым он вносил колоссальный вклад в работу собрания участников, в акционерную работу <…> Для меня важно, чтобы человек был дееспособен принимать собственное решение. <…> Потому что, если я знаю, что передо мной не настоящее лицо, то, естественно, я должен знать, кто тогда настоящий. Юра настоящий, абсолютно настоящий». Александр Муравьев также добавил, что Юрий поздравил его с освобождением.

Двое других россиян в списке партнеров фигурируют во множестве других фирм в связке с Юрием Муравьевым — это Пётр Васкэ и уже упомянутый Евгений Лемяскин. В офшорных сливах, которыми с нами поделился Международный консорциум журналистов-расследователей, мы нашли две сделки российских бенефициаров «Елизово» с другими влиятельными людьми. Одну с Анатолием Тернавским — крупнейшим нефтяным «кошельком» Александра Лукашенко. Из писем Васкэ к оффшорному провайдеру MeritServus мы знаем, что тот согласовал с Тернавским условия передачи компании Steeleron «ему [Тернавскому] от нас [Васкэ и его клиент, бенефициар Steeleron]». В том же письме Васкэ просит провайдера подтвердить, что Евгений Лемяскин больше не является бенефициаром Steeleron. Тернавский фигурировал в одном из наших недавних расследований. Там же упоминался и Пётр Васкэ. Мы знаем, что Васкэ — юрист и нотариус с офисом в Москве.

Вторая сделка касалась фирмы, которой принадлежала недвижимость в Беларуси, — «Мэйншип Риэлти». Ей владели Юрий Муравьев, позже Васкэ, Лемяскин, перед этим — их офшоры. [*] [*]

А в 2014-2015 годах — Сергей и Никита Евлаховы. [*]

Сергей Евлахов — бывший вице-президент «Транснефти». Российское расследовательское издание «Проект» называло его доверенным лицом президента «Транснефти» Семена Вайнштока. Тот, в свою очередь, считался человеком, близким к Владимиру Путину. Никиту Евлахова называют венчурным инвестором.

Александр Муравьев, Евгений Чанов, Алексей Ваганов, Виктор Шейман, Сергей Муравьев
Источник: БРЦ / Александр Муравьев, Евгений Чанов, Алексей Ваганов, Виктор Шейман, Сергей Муравьев

Развод с партнерами

Однако в работе с партнерами у Муравьева не все шло гладко. Васкэ был одним из людей, которые представляли интересы Remolino Trading. [*]

В своих показаниях по делу «Мотовело» он утверждал, что Remolino Trading вложило в АТЕС Holding около €70 млн. [*]

Юрист настаивал, что Remolino через АТЕС Holding инвестировала и владела «Мотовело», стеклозаводом «Елизово», Гомельским стеклотарным заводом и «Белевротарой». Однако в последствии эти компании за исключением стеклозавода «Елизово» без согласия Remolino Trading передали подконтрольным Муравьеву компаниям. 

При этом Васкэ не известно, чтобы Permanent Trading, бенефициаром которой был Александр Муравьев, инвестировала в АТЕС Holding собственные средства. Юрист утверждает, что Муравьев использовал деньги, предназначенные на инвестиции, для личных нужд — для покупки «движимого и недвижимого имущества в России, Австрии и ОАЭ». [*]

Якобы бизнесмен стал состоятельным человеком только после того, как Remolino Trading начала инвестировать в беларусские предприятия и потеряла деньги. На 2011 год, по оценке Remolino Trading, Муравьев мог вывести около $10 млн, говорил Васкэ.

Недоволен тем, как Александр Муравьев ведет дела, судя по всему, был и его однофамилец из России. Главной ошибкой беларусского бизнесмена Юрий Муравьев в своих показаниях в ходе досудебного производства назвал фактическое руководство всей деятельностью бизнеса: «возникает соблазн “отщипнуть себе” из общего кармана». [*]

Он добавил, что в 2008 году между Юрием, Александром и другими акционерами возник спор из-за того, что Александр Муравьев руководил всем бизнесом единолично и не информировал о решениях других акционеров. 

Поводом для споров, вероятно, стала инвестиция в «Мотовело». Из показаний Юрия Муравьева следует, что он не участвовал в покупке этого актива, и Александр Муравьев решил инвестировать в него самостоятельно. Но другой свидетель утверждал, что сделка была согласована в том числе и с россиянином. Александр Муравьев также настаивает, что под решением ATEC купить «Мотовело» стоит подпись Юрия Муравьева. Так или иначе, но в результате Юрий Муравьев, который с 15 апреля 2008-го по 14 марта 2009-го был директором АТЕС Holding, вышел из бизнеса. [*] [*]

Юрий Муравьев в ответ на вопросы БРЦ о группе ATEC и деле «Мотовело» заявил, что все факты со ссылкой на его показания «являются 100% ложью». «Непонятна цель вашего письма, т.к. Муравьев Александр уже давно на свободе и дело закрыто. По форме ваше письмо напоминает цереушный шаблон (может ми-6), это как специалист по разведке подтверждаю. Как говорится: Честь имею!» — написал БРЦ Юрий Муравьев (орфография и пунктуация автора сохранены).

О конфликте между акционерами АТЕС Holding на суде говорил и Пётр Васкэ. По его словам, он был вызван тем, что Remolino Trading лишилась денег и беларусских активов, в которые инвестировала через АТЕС Holding. В 2010 году Васкэ обращался к государственным органам Беларуси из-за «злоупотреблений» и «мошеннических действий» Муравьева. 

Спор между акционерами перерос в уголовное дело в Австрии: в конце 2012-го Муравьева даже вызывали на допрос. 

Об этом процессе рассказывали и другие сотрудники: замгендиректора «Мотовело» Татьяна Луковец в показаниях по делу завода говорила, что слышала о судебном разбирательстве в Австрии между акционерами АТЕС Holding от других топ-менеджеров компании.

Факт конфликта, по ее словам, подтверждался и тем, что в конце 2011 — начале 2012 года от имени Ирины Тугариновой Гомельский стеклотарный завод, «Белевротара», стеклозавод «Елизово» и «Мотовело» получили запрос о предоставлении финансовой отчетности. Тугаринова в те годы была одним из директоров АТЕС Holding, а также представляла интересы Remolino Trading и Gaflotrade. Она же, по словам Васкэ, представляла интересы Remolino Trading в ходе рассмотрения споров между акционерами АТЕС Holding в Австрии.

Remolino Trading, как рассказывал Васкэ, инициировала отстранение Муравьева от должности директора АТЕС Holding через австрийский суд. Сам же Муравьев в показаниях говорил, что перестал быть директором АТЕС Holding примерно в марте 2010 года, когда у него закончились полномочия. Судя по документам компании, Муравьев перестал быть директором АТЕС Holding 11 января 2011-го. [*] [*]

Этот год как год окончания своих полномочий бизнесмен упоминал и во время судебного процесса по «Мотовело».

Но в итоге уголовное дело было прекращено. А в 2013 году акции «Мотовело» переоформили на третью компанию с названием ATEC — ATEC Investment. К тому моменту у ATEC Investment было почти 80% завода, еще почти 20% принадлежало компании «РосинтехГрупп». [*]

Директором последней был брат Александра Муравьева Сергей, а самого Муравьева называли ее фактическим владельцем. 

ATEC Investment была зарегистрирована под Веной, по адресу дома, где проживал Александр Муравьев. Сам бизнесмен по сути этих разбирательств журналистам пояснений не дал. Сказал только, что уголовное дело в Австрии против него в итоге было закрыто и он достиг с партнерами мирового соглашения. 

Дом для друга канцлера

Австрия участвовала в деле Муравьева, не только решая споры акционеров АТЕС. Правоохранительные органы страны по запросу Беларуси помогли КГБ и провели обыски в доме в поселке для миллионеров под Веной, где проживал Муравьев. [*]

На этом доме остановимся чуть подробнее. Он расположен в небольшом городке Обервальтерсдорф (Oberwaltersdorf) в получасе езды от Вены.Там проживал Александр Муравьев. По тому же адресу была зарегистрирована ATEC Investment — до того, как ее ликвидировали в 2019 году. [*] [*]

Это здание принадлежало AMETA Holding, но в конце 2020 года та продала его компании Pure Fontana, которая, судя по документам, создавалась именно под приобретение этого дома. [*] [*] [*] [*] [*]

Pure Fontana принадлежит вьетнамо-австрийскому бизнесмену Мартину Хо, которого называют другом экс-канцлера Австрии Себастьяна Курца. [*]

Частью сделки стало продление аренды. На момент покупки дом арендовал тезка российского директора Российского центра науки и культуры в Вене, которого американская пресса называла агентом-вербовщиком российских спецслужб. Москва отрицала эти обвинения. Жилье продали вместе с ним: в условиях было прописано, что он продолжит снимать дом.

Осколки империи

Незадолго до уголовного дела по «Мотовело» были запущены процедуры банкротства. Этот процесс продолжался несколько лет. В 2014 году заявление о банкротстве подал Гомельский завод, вслед за ним по тому же пути пошла и «Белевротара». Проблем не удалось избежать и елизовскому заводу: в 2015 году компания подала на банкротство с долгом почти в 600 млрд рублей (более $30 млн). В 2018 году после нескольких неудачных торгов имущество и продукцию предприятия продали Гродненскому стеклозаводу. А само предприятие позже ликвидировали

Александр Муравьев
Источник: БРЦ / Александр Муравьев

Александр Муравьев описывает ситуацию иначе: «Они не обанкротились, их ограбили. Это разные вещи. Банкротство — это финансовая несостоятельность участников рынка, которые находятся в более-менее сносно равных условиях. И кто-то из них по какой-то причине либо не умеет управлять, либо не умеет продавать, либо что-то еще делает не так».

В 2023-м стало известно, что Муравьев вышел на свободу. От его стекольной империи, насколько нам известно, к тому моменту ничего не осталось. Австрийские компании холдинга ATEC уже несколько лет были закрыты. ATEC Management ликвидировали в 2015 году, ATEC Handelsgesellschaft — в 2017-м. [*] [*] [*]

ATEC Investment, основанная в 2006 году, была ликвидирована в 2019 году. Последним владельцем ATEC Investment была компания AMETA Holding, ликвидированная в 2022 году. [*] [*] [*]

Это расследование — часть проекта Cyprus Confidential, организованного ICIJ и Paper Trail Media. Более 270 журналистов из разных стран в его рамках работали над тем, чтобы раскрыть секреты налоговых гаваней. Восемь месяцев они изучали 3,6 миллиона конфиденциальных документов (1,31 терабайта данных), которые стали доступны в результате утечки от офшорных провайдеров, управляющих подставными компаниями на Кипре.

Другие расследования

Фальшивка, сделанная в Беларуси. Как европейские пограничники пропускают санкционный лес

Расследования

Фальшивка, сделанная в Беларуси. Как европейские пограничники пропускают санкционный лес

Источники на рынке лесопродукции передали БРЦ предположительно поддельные документы. По ним древесина якобы из Казахстана и Кыргызстана пересекала границу...

26 марта 2024 Читать статью
Беларусам — дороже? Проверяем, платят ли украинцы и россияне за лекарства меньше, и ищем причины разницы

Расследования

Беларусам — дороже? Проверяем, платят ли украинцы и россияне за лекарства меньше, и ищем причины разницы

Закупка только трех наименований лекарств, о которых мы расскажем в расследовании, в российских аптеках обошлась бы бюджету на $2 млн дешевле, чем оптом у...

24 января 2024 Читать статью