От ВПК до образования. Как Медведь стал королем госзакупок

Новое

От ВПК до образования. Как Медведь стал королем госзакупок

В Беларуси готовятся поправки в законодательство о госзакупках. Планируется не допускать к торгам аффилированные лица, которые могут вступать в ценовой сговор и играть на повышение при закупке тех или иных товаров. Как это выглядит на практике, выяснила программа «Давайте разбираться» на примере одного из белорусских бизнесменов.

Схемы с подставными или аффилированными компаниями для участия в госзакупках используются довольно долгое время. По данным международной статистики, при сговоре они дают завышение стоимости примерно на 20%.

В настоящее время в Беларуси разработаны изменения в законодательство о государственных закупках. В частности,  предлагается внести запрет на участие в госзакупках аффилированных лиц. Указ может увидеть свет до конца февраля.

Новые подходы к организации и проведению государственных закупок позволят в первый же год их действия сэкономить для бюджета около 1 млрд рублей, считает министр антимонопольного регулирования и торговли Алексей Богданов. Он отметил, что именно аффилированные сговоры – одна из коррупционных составляющих, которая приводит к значительному завышению цен.

Как работает схема, можно увидеть на конкретных примерах.

Одна из компаний холдинга «Планар» в 2019 году купила на трёх тендерах оборудования на 2,5 миллиона долларов. Победителем во всех случаях оказалась чешская «Theseus Lab». 

0 / 3

Если судить по торгам – победа им досталась в серьёзной борьбе с другими участниками. Но если присмотреться, то окажется, что соперничающие между собой компании принадлежат одной группе лиц.

Например, на торгах за поставку фрезернового центра, который обтачивает линзы для прицелов и других оптических приборов, участвовали  «Theseus Lab» и немецкая «Ideatag GmbH». Однако на проверке оказывается, что обе компании связаны с одним и тем же человеком – бизнесменом Игорем Медведем.

В тендере на закупку обрабатывающего центра боролись опять же две иностранные компании – «Theseus Lab» и российская «Юнитесс». Но и тут выяснилось, что их связывает все тот же Игорь Медведь.

На третьем тендере по поставке центрировочного станка боролись «Theseus Lab», «Юнитесс» и немецкая «OptoTech». Последняя даже пыталась конкурировать с компаниями Медведя, но проиграла.

А теперь посмотрим на цены. Например, фрезерный центр закупали за 795 тысяч долларов без НДС. 

При этом на сайте производителя точно такой же станок в максимальной комплектации продаётся за 489 тысячи долларов, плюс можно взять в комплект робота.

Без него универсальный станок обойдется в 414 тысяч долларов.

Надо сказать, что компании Медведя активно участвуют в поставках оборудования и коммуникаций для силовиков и предприятий военной промышленности. В 2014 году связанная с Медведем  компания «ТКС-Мисбос» поставила Министерству обороны через закупку из одного источника портативный анализатор спектра для измерения напряженности электрического поля за 135 тысяч долларов.

Спустя год медведевская «Профкон» получила благодарность от метрологической службы Вооруженных Сил «за внесение значительного вклада в автоматизацию рабочих мест по поверке средств измерений».  

В 2019 году «ТКС-Мисбос» выиграла тендеры «КБ Радар», производящей радары, радиоподавители и охотники за беспилотниками. Компания Медведя поставила госпредприятию генератор сигналов за 45 тысяч долларов.

Точно такую же модель можно купить в США за 21 тысячу долларов. 

В 2020 году «ТКС-Мисбос» поставил измерительный микроскоп для входящего в белорусский ВПК НИИ радиоматериалов за 16,8 тысяч долларов. Его аналог продаётся за 2 тысячи долларов.

В 2016 и 2018 годах «ТКС-Мисбос» поставил оптические кабели для Госпогранкомитета. Ещё одна компания из «сети Медведя» – «Современные системы связи» поставляли оптические и оптоволоконные кабеля для КГБ и МВД через «запрос ценовых предложений» и «переговоры». 

В 2020 году Theseus Lab поставил для «Интеграла», также занимающегося поставками микросхем для военпрома, плазменную установку за 207 тысяч долларов. В тендере участвовали только компании связанные с Медведем или его компаньонами и тут они даже не инсценировали торги.

«Сеть Медведя» занимается не только поставками оборудования предприятиям ВПК. Сфера интересов довольна широкая – это и телеком, и банки, и энергетика, даже снабжение школ и университетов оборудованием.

Например, «Профкон» в 2021 году выиграл торги, которые инициировал Национальный институт образования, более чем на 870 тысяч долларов. 

О 47-летнем Игоре Медведе известно очень мало, а люди, которые вместе с ним работали, не настроены о нём говорить.

Медведь окончил юридический факультет БГУ в 1996 году. А в 2002 году зарегистрировал «ТКС-Мисбос» вместе с компаньоном Сергеем Косолаповым, который бывший военный.

И, по словам источников, с солидными связями в Совбезе в лице бывшего бизнес-партнёр Косолапова – Дмитрия Акимова.

Чем занимался Игорь Медведь в промежуток между выпуском из университета и основанием фирмы – неизвестно.

С 2006 по 2014 год Игорь Медведь создал около десятка компаний – в Сингапуре, Китае, России, Беларуси, Чехии и Германии. 

В частности, он упоминается как совладелец сингапурской SUARA SEPI SDN.BHD. 

Эту фирму обслуживал оффшорный провайдер. Платежи за услуги шли через счет в латвийском банке ABLV, который уличили в отмывании денег.

В 2012 году группа компаний Медведя позиционировала себя как «А.Т.Е. инжиниринг» и даже создали сайт-визитку. Примерно тогда появилась еще одна компания с похожим названием.  В 2013 году в «АТЕ инжиниринг» переименовалась компания «Спецприборсервис»

которая незадолго до этого попала под санкции Евросоюза из-за бывшего своего совладельца, «оружейного барона» Владимира Пефтиева. 

Связаны ли между собой структуры Медведя и Пефтиева выяснить не удалось.

Бывший сотрудник ЗАО «Белтехэкспорт», которое считалось в свое время ключевым активом Пефтиева, подтвердил, что в период санкций у компаний «Белтех Холдинга» менялись названия и номинальные владельцы. «Это было такое очень честное, но в то же самое время сотрудничество на определённом расстоянии», – сказал собеседник и добавил, что «это обстоятельство помогло через несколько лет вывести компании из-под санкций». В последующем наследие Пефтиева сохранилось, но «оно, конечно, не имеет уже такого влияния внутри системы».

Игорь Медведь не ответил на звонки журналистов программы «Давайте разбираться».

Авторы Алексей Карпека, Ольга Ратмирова, Ксения Вязниковцева, редакторка Ольга Ратмирова