Как Олексин пополнял автопарк Службы безопасности президента и получал контроль над табачным бизнесом

Новое

Как Олексин пополнял автопарк Службы безопасности президента и получал контроль над табачным бизнесом

Когда в 2018 году белорусский олигарх Алексей Олексин неожиданно получил самые лакомые направления табачной отрасли, многие это списали на близость к семье Александра Лукашенко. Впрочем, как выяснили расследователи программы «Давайте разбираться», в том же году бизнесмен увеличил автопарк Службы безопасности президента (СБП) на 9 раритетных и дорогих экземпляров.

На начало 2021 года автопарк Олексина насчитывал 16 машин, мотоцикл «Harley-Davidson» и лодочный прицеп.

У его сыновей – еще 9 машин на двоих. 

Оценочная стоимость семейного автопарка – почти $ 1,5 млн.

Коллекция авто могла быть и большей. Но осенью 2018 года бизнесмен передал по договору дарения Службе безопасности президента 9 транспортных средств. Среди них – модернизированный автомобиль «ГАЗ-69» 1960-х годов, черный кабриолет «Chevrolet Impala» 1958 года выпуска, два «Maybach» 62S, а также мотоциклы «Harley-Davidson» и «Jawa».

Но жемчужиной этого подарка стала кастомная машина «BCC Vintage RB» 2018 года выпуска. Общая стоимость подаренной техники оценивается в $ 1,247 млн. Стоит сказать, что на некоторых из похожих машин был замечен Александр Лукашенко. Например, 12 октября 2018 года он возил Владимира Путина на «ГАЗ-69» по пустым улицам агрогородка Александрия в Шкловском районе.

Для того, чтобы понять, с чем связан широкий жест, расследователи решили вспомнить, сколько преференций Олексин получил от Лукашенко накануне подарка.

Действительно, 2018 год оказался очень удачным для Алексея Олексина и его бизнеса. В феврале с его компанией «Энерго-Оил» был подписан инвестиционный договор на создание единой товаропроводящей сети в табачной сфере. Такое решение приняли после совещания у Лукашенко

С июня «Энерго-Оил» получил право ввозить в страну сигареты. Ранее такая преференция была исключительно у предприятия Управление делами президента

А уже в июле Александр Лукашенко своим указом изменил границы Минска, чтобы бизнесмен мог построить собственную табачную фабрику «Интер Тобакко» в промзоне Шабаны

На этом плюшки не закончились. С августа «Энерго-Оил» стал единственным оператором продажи табачных изделий Гродненской табачной фабрики «Неман». Компания забрала сеть специализированных киосков для продажи сигарет – «Табак», принадлежащую госпредприятию, и на базе которой начала строить свою собственную сеть под брендом «Табакерка».

Сейчас «Энерго-Оил» позиционирует себя как № 1 на табачном рынке Беларуси и оценивает свою долю в 40 %. Компания контролирует сбыт двух из трех белорусских табачных фабрик. Выручка «Энерго-Оил» за прошлый год увеличилась на треть и составила более $ 600 млн.

Откуда у Олексина появился капитал? «Энерго-Оил» возник на базе «Трайпл-Энерго» в феврале 2013 года. Но этому предшествовали довольно скандальные события. Дело в том, что изначально Олексин вел бизнес с известным в прошлом белорусским олигархом Юрием Чижом, когда влился в его холдинг «Трайпл» в начале нулевых годов. Партнеры преуспели в нефтяном бизнесе. В марте 2012 года Совет Евросоюза ввел санкции в отношении Чижа и его многочисленных компаний.

В это же время структуры «Трайпла» участвовали в схемах с «растворителями и разбавителями», чем вызвали недовольство у российских властей. Одновременно с этим между Чижом и Олексиным возникли недоразумения, которые обернулись разводом. Одним из активов, отошедшим Олексину, стал как раз «Энерго-Оил». Но вскоре бизнесмен едва не потерял все. В октябре 2013 года Олексина задержали в качестве подозреваемого по делу заместителя председателя «Белнефтехима» Владимира Волкова. Однако бизнесмен сумел выйти сухим из воды и начал постепенно расширять свое влияние.

Летом 2021 года уже сам Олексин попал под санкции ЕС за близость к Лукашенко. Но он к тому моменту сделал шаги на опережение. В начале 2021 бизнесмен переписал свои ключевые активы на сыновей. Ранее вместе с женой он контролировал СЗАО «Энерго-Оил» и ООО «Белнефтегаз». Потом его не стало среди владельцев этих компаний.

Насколько эффективны были манипуляции? Против американских санкций – лишь частично. В августе 2021 США наложили санкции персонально на Олексина и его активы – «Энерго-Оил», «Белнефтегаз», «Интер Тобакко», хотя формально они ему уже не принадлежали

А вот в ЕС все оказалось не так печально для олигарха.

Например, в Латвии работают компании «Latgales Alus D» (производство пива) и «Mamas D» (производство биодизельного топлива). Этим летом они перешли под полный контроль партнеров семьи Олексиных, что полностью устроило МИД Латвии: «Алексей Олексин не имеет прямого отношения к «Mamas D» и «Latgales Alus D», поэтому наложенные санкции не распространяются на реального бенефициара компании».

«Когда санкции не были еще настолько жёсткие, Латвия была той страной, которая боролась против включения господина Олексина в список санкций», – говорит руководитель Центра журналистский расследований «Re:Baltica» Санита Емберга. «Я помню тогда интересовалась у дипломатов, почему такая поддержка. И неофициальный ответ был, что надо думать тоже про рабочие места. Это Латгалия, это депрессивный регион, и всё такое. Но, сейчас, когда Олексина включили в этот список, латвийские власти интерпретируют это так, что санкции касаются только его. В Латвии, если жена или сын владеют предприятием, санкции их не касаются. Только там должно быть утверждение, что деньги не доходят до Олексина самого. Что немножко смешно».

Авторы Александр Ярошевич, Алексей Карпека, Ольга Ратмирова, редактор Станислав Ивашкевич